ИС: Литературная газета
ДТ: 17 ноября 1940 г.

Заметки читателя

1. "ЧИЖ"

В журнале "Чиж" много мелких недостатков и огромных достоинств.

Недостатки бросаются в глаза. Первый недостаток - разрыв между текстом и рисунком. Например, на задней странице первого номера в иллюстрации Б. С. к стихам Даниила Хармса нарисовано совсем не то, что сказано в стихах. В стихах дети бьют снежную бабу по шапке и хватают ее за нос, а на рисунке они чинно и благонравно лепят ее.

То же и в третьем номере. Написано: "вот вам торт и меда бочка", а нарисованы: торт и... Мойдодыр!

Отсутствие редакторского глаза чувствуется также и в шестом номере, где дано стихотворение Даниила Хармса, на две трети состоящее из таких междометий:

Бу-бу-бу
Да бе-бе-бе,
Динь-динь-динь
Да трюх-трюх!
…………………………
Гы-гы-гы
Да гу-гу-гу,
Го-го-го
Да бах-бах!

Конечно, озорная игривость в детских стихах - чрезвычайно ценное качество, и Даниил Хармс неоднократно давал прекрасные ее образцы, но в данном случае мы имеем дело с антихудожественным сумбуром, который не имеет никакого отношения к юмору, ибо переходит в развязность. Здесь даже мастерство изменило поэту, и он рифмует "стрекозу" с "травой".

Плохи в том же номере стишки Н. Г. "Котенок-лев":

Кот от страха чуть не сдох,
Но барахтался и сох.

Очень неприятен и по заезженным интонациям, и по грубому содержанию анекдот Д. Пейсина "Живой налим". Грубость этого рассказа подчеркивается свирепым рисунком Кобелева, который редакция считает, очевидно, смешным: как человек воткнул вилку в живую рыбу, и она извивается от мучительной боли. Кстати, нога этого человека раздута несомненной водянкой.

Не следовало редакции печатать в сыром виде такие строки способного поэта В. Лифшица:

Пляшут - лапки в бока -
Русаки трепака.

Детям эта синтаксическая форма трудна, и все они воспримут ее так:

Пляшут лапки.

На рисунке М. Бутровой "Веселый гость" у того ребенка, что выглядывает из-за спины гармониста, отсутствует глаз.

Но все это - мелкие погрешности, которые с избытком искупаются большими достоинствами журнала. Журнал обладает отборной фалангой превосходных сотрудников: писатели - Михаил Зощенко, Ал. Введенский, Евгений Чарушин, Виталий Бианки, Ив. Соколов-Микитов, Л. Пантелеев, Даниил Хармс, Евгений Шварц; художники - О. Верейский, В. Конашевич, Н. А. Тырса, В. Курдов, В. Лебедев, А. Пахомов, К. Рудаков, Ю. Васнецов и др. - все это большие мастера детской книги, отлично знающие психологию ребенка и, главное, стоящие на таком высоком художественном уровне, на каком не стоит ни одна группа писателей и рисовальщиков Запада, обслуживающих в настоящее время детскую книгу. Вокруг них уже образовалась молодежь, воспитанная в тех же высоких традициях. Например, стихи Александра Олицкого "До чего глупая эта собака" сделаны так мастерски, что их можно приписать кому-нибудь из детских поэтов старшего поколения. Очень неплохи рассказы О. Бергольц "Наш сад" - о соревновании школы с детским садом, "Заяц" В. Тоболякова, стихи Погореловского, рисунки О. Верейского, Н. Петровой и др. В лице этих хорошо тренированных молодых писателей и рисовальщиков уже намечается достойная смена.

Но ведущую роль в журнале все еще играют "старики".

Хорош и по стилю и по теме рассказ Зощенко "Галоши и мороженое", где воскрешается (казалось бы, навсегда похороненный) жанр нравоучительного рассказа, "рассказа с моралью". Другой рассказ Зощенко - о Ленине - тоже обладает большими достоинствами: он очень конкретен, в нем абсолютно нет сюсюканья, он медленно [нрзб.] в строгой последовательности этап за этапом, заставляя ребенка переживать каждую строку.

Стихи А. Введенского "Песенка машиниста" и "На дачу" принадлежат к числу его лучших вещей. "Страшный рассказ" Е. Чарушина, "Цыплячий сторож" Виталия Бианки, песенка Е. Ровинской "Петушок" и т. д. и т. д. - все это произведения подлинного искусства, воспитывающие в детях большой художественный вкус.

При "Чиже" дается приложение: книжки для малюток под общим заглавием "Красная шапочка". Эти книжки превосходны, и Детиздату следовало бы издать их все одним сборником. В них много изобретательности, юмора, озорства и подлинно детской игривости. Кроме того, они воспитывают в ребенке деятельное отношение к читаемому, наблюдательность, повышенное внимание. Постоянно в них звучат такие требования: "Раскрась сам", "Нарисуй", "Вырежь", "Сосчитай", "Беги на стр. 10-ю", "Скорей помоги старушке найти лекарство, ключик и палку с крючком", "Пожалуйста, пришли мне четыре ответа"... и т. д., и т. д.

В этих "Красных шапочках" нет ни грамма халтуры. В педагогическом отношении они кажутся мне безупречными.

Иногда на журнале сказывается плоховатая типографская техника. Трудно поверить, что такой талантливый и опытный художник, как Тырса, мог изобразить первомайские знамена в виде каких-то морковок, торчащих из земли концами вверх (№ 4, "Первомайское утро").

При переложении отрывка из знаменитой сказки Ивана Франко "Лис Микита" следовало бы сказать детям хоть несколько слов об Иване Франко, о Западной Украине.

Вообще статьи и стихи, относящиеся к политическому воспитанию детей, слабее остального материала.

2. "ДРУЖНЫЕ РЕБЯТА"

Журнал "Дружные ребята" часто бывает трудноват для детей. Например, в 7-8 за 1939 год на одной только странице употребляются без всяких пояснений такие непонятные слова: "от альфы до омеги", "коммерческий артикль", "ландшафтное садоводство".

Едва ли следует в статьях для детей употреблять такие выражения, как "шатровая церковь", "фигуральный смысл", "повышенная мнительность" и т. д.

Подобные недетские слова отшибают детей от чтения.

Даже такие слова, как "Червона армада", журнал оставляет без перевода.

Русский язык - слабое место журнала.

Когда в № 10 я читаю про женщину, что она "ходила по веревке", я думаю, что она канатоходец.

Между тем, оказывается, она ходила по снегу, а за веревку держалась рукой.

Когда в том же номере я читаю про кого-то, что он "за работой соскучился", я думаю, что ему скучно работать.

Оказывается нет: он соскучился по работе.

Возмутительно безграмотна такая строка в стихах:

Спокойно не греблось (!) ему.

Красноармеец в этом журнале говорит:

"Любопытная она организма".

Иногда в языке прорывается недопустимое ухарство:

"Вандергольду было наплевать... и на паралич и на бессонницу".

Вообще требуется более тщательная редактура. Даже загадки печатаются в журнале неряшливые. Некоторых загадок не отгадать и взрослым. Что, например, означает такая загадка:

"С горы катится щепка"?

Можно придумать, по крайней мере, сотню решений, и все они будут равно неверны. Журнал уверяет, что щепкою является здесь... гребешок. Но это может быть и лодка в водопаде.

Или такая загадка:

"Открою шкатулку - достану золотце".

Решить эту загадку невозможно, так она расплывчата и многосмысленна.

Вообще же журнал не плох. Оп крепко связан с колхозной жизнью, с Сельскохозяйственной выставкой, с ребятами деревень и сел. Очень хороши в нем статьи О. Перовской о знаменитом животноводе Иванове, М. Пришвина "Лисичкин хлеб", очерки Б. Шатилова, письма ребят к французским детям, "Таежные рассказы" Бианки, стихи Квитко и т. д. Чего не хватает журналу, это длинных фабульных, увлекательных романов, идущих из номера в номер. "Тайна крылатого змея", и та читалась детьми с больший жаром, а если бы журнал дал какое-нибудь подлинно художественное произведение такого рода, это привлекло бы к журналу миллионы ребячьих сердец.

Вообще о завлекательном чтении редакция заботится недостаточно. Сколько можно сказать волнующего об освоении Советского Севера. Между тем редакция предпочитает давать такие скучноватые, серые вещи, как "За краем света", где нудно излагается поездка на Север одной малоинтересной учительницы.

Журналу не хватает романтики.

Лишь в нынешнем году, в конце лета, начал он печатать "Полуостров сокровищ" - авантюрно-фантастическую повесть П. Анова, в которой так и кишат всевозможные "тайны", обаятельные для двенадцатилетних умов. Речь идет о Кольском полуострове. Повесть еще только начата, и если в дальнейшем она будет так же полна приключений, дети несомненно предпочтут ее всем другим повестям и рассказам.

В нынешнем году журнал относится к себе более строго, чем в прошлом. Нет уже хромоногих стишков на обложке, грамматика тоже почти нигде не хромает. Но по-прежнему предлагаются детям такие загадки, которых не отгадать ни одному мудрецу. Сколько бы вы ни напрягали мозг, прочтя, например, в шестом номере такие четыре строки: Стриженые овцы
С той стороны моря
Плывут к тебе.
Кричат: "Бэ-э!" -

вы никогда не дознаетесь, что эти строки должны означать: "чай кипит"!!! Историческая повесть Сергея Григорьева "Рыцарская академия" (о Кутузове) написана с обычным мастерством этого большого писателя.

Великолепна затея журнала давать в каждом номере сказку какого-нибудь из братских народов: во втором номере дана латвийская народная сказка, в третьем - армянская, в четвертом - башкирская, в пятом - кабардинская, в шестом - эвенкийская и т. д. К сожалепию, выбор носит случайный характер: выбираются не самые лучшие, а самые короткие сказки - такие, которые занимают возможно меньшую долю страницы. В журнале много стихов о природе, - о русских веснах и зимах, - и стихи эти стали лучше, чем в прошлом году.

Корней Чуковский

Вернуться к оглавлению страницы


Яндекс цитирования