ИС: Литературный Ленинград, № 45
ДТ: 3 июля 1933 г.

Горестные заметки

1


Нужно ли нынешнему Алексею Толстому, чтобы его выдавали за Льва? Думаю, он в этом не нуждается. Между тем, в «Мурзилке» помещена одна его старая сказка, и тут же напечатано крупными буквами, будто ее сочинил Лев Толстой.

А чтобы фальшивка не вызывала сомнений, к ней приложен портрет яснополянского старца: стоит Лев Толстой на лужайке и любовно созерцает корову (№5, 1933, стр. 17).

Так приобщаются советские дети к великому наследию классиков. Жду, что в следующем номере того же журнала будет напечатана кольцовская песня о сивке с портретом Михаила Кольцова.

2


Мне уже приходилось указывать, что в новом гихловском издании Писемского под портретом работы Репина напечатано:

– Портрет работы В.Г. Перова.

3


А недавно из одной очень ученой редакции позвонили мне по телефону и спросили, не знаю ли я английского писателя Черри Орчарда.

Я объяснил, что Черри Орчарда – не английский писатель, а «Вишневый сад» Антона Чехова («Cherry Orchard»).

Мне заявили, что я ошибаюсь, и прислали такую вырезку из газеты «Известия»:

«… еще ничтожнее, чем любые персонажи в произведениях английского писателя Черри Орчарда» (25 сент. 1932 г.).

Так переводчик ТАСС передал на русский язык тот отрывок телеграммы Бернарда Шоу, адресованной Горкому, где горьковские герои противопоставляются чеховским, выведенным в «Вишневом саду».

А ученое учреждение полгода роется во всех словарях, ищет этого поручика Киже.

4


В том-то и горе, что нынешняя эпидемия ляпсусов не щадит и ученых изданий. Сейчас, например, в «Академии» вышел первый том Тютчева, проредактированный с большим пиететом. Рядом с этой книгой все предыдущие издания Тютчева кажутся кустарщиной. И вот на второй же странице я читаю такие слова:

«Переживший не только Пушкина, Лермонтова, Гоголя, но и Некрасова, Тютчев …»

Тютчев умер в 73 году, а Некрасов в 77.

5


Я знаю современные книги, где таких ошибок до сотни. И этих ошибок почему-то не отметил никто. Когда-то в ряде газет и журналов я вел постоянный отдел, регистрируя подобные ляпсусы. То была черная доска для литературных нерях и невежд. И самое существование этой доски обуздывало многих писателей. Было бы неплохо, если бы «Литературный Ленинград» завел у себя на столбцах такую же черную доску, в качестве постоянного отдела, дезинфицирующего нашу словесность.

Как велико было в течение всех этих лет попустительство рецензентов и критиков, можно видеть хотя бы из целой серии книг для детей, которые печатались в последние годы. Вот изданная ГИЗом книжка Робертса, где на обложке теленок сосет не лосиху, не самку, а лося-самца. Вот книжка М. Андреева «Два брата», где смешаны радий и радио:

Коль болезнь за плечами,
Их увидеть не хитро.
Только радиолучами (!)
Освети свое нутро.

Прославляя радиоконцерты, автор этой книжки восклицал:

Вот что сделали два брата
Радий (?) и электроток.

И среди критиков не нашлось никого, кто своевременно защитил бы ребят от этого вздора.

Корней Чуковский


Вернуться к оглавлению страницы


Яндекс цитирования